Отмена подведомственности в гпк

Содержание

Июньские постановления Верховного суда РФ о рассмотрении дел в апелляционной и кассационной инстанциях

Отмена подведомственности в гпк

В последний день июня 2020 года ВС РФ принял сразу два Постановления (№ 12 и № 13), посвященных рассмотрению дел в апелляционной и кассационной инстанциях. Расскажу о наиболее интересном.

«Начатки прецедентного права»

Юристы и комментаторы отмечают, что Постановления ВС РФ содержат признаки прецедентного права.

Такой вывод следует из абзацев, где говорится о том, что апелляционная (и кассационная) инстанция, проверяя решения арбитражей, выясняют соответствуют ли они точке зрения ВС (и ВАС) РФ, высказанной в Постановлениях Пленумов и Президиумов ВС и ВАС РФ и в обзорах судебной практики. На самом деле здесь нет ничего нового.

Судьи и раньше сверяли вердикты с Постановлениями ВС РФ и обзорами практики. Вот, если бы ВС РФ указал ещё и на обязательность своих Определений, тогда можно было бы говорить о возникновении прецедентного права в России.

Однако ВС РФ категорически не хочет, чтобы его Определения использовались, как основания для вынесения решений нижестоящими судами. Ведь, зачастую, Определения ВС РФ по аналогичным делам противоречат друг другу.

Так, в 2016 году ВС РФ несколько раз отказывался принимать к рассмотрению жалобы, касающиеся начисления страховых взносов на выплаты работникам, увольняющимся по соглашению сторон. А в ноябре 2016 г., вдруг, взял и принял подобное дело к рассмотрению, а в декабре вынес Постановление о том, что компенсационные выплаты людям, покидающим компанию по соглашению сторон, не облагаются страховыми взносами (Постановление ВС РФ № 304-КГ16-12189 от 20.12.2016 г). И такая ситуация встречается часто.

Несвоевременная публикация судебного акта в Картотеке арбитражных дел не продлевает срок, но считается основанием для его восстановления

ВС РФ давно пришел к мысли, что позднее размещение судебного решения в Картотеке арбитражных дел считается основанием для продления периода обжалования. Теперь Верховный Суд закрепил этот постулат и в Постановлениях. Вместе с тем ВС РФ указал, что этот срок восстанавливается не автоматически, а по ходатайству заявителя.

Попытка пресечь злоупотребление правом, направленное на затягивание срока апелляционного обжалования

Иногда для того, чтобы затянуть обжалование и замедлить вступление в силу решения арбитража проигравшая сторона умышленно подает апелляционную жалобу без квитанций об оплате госпошлины и доказательств отправки копии второй стороне. При таком раскладе апелляция приостанавливает движение дела и дает заявителю месяц на устранение недостатков.

Как правило, за несколько дней до окончания срока (а то и в последний день) заявитель досылает бумаги, и судья принимает жалобу к рассмотрению. Это на 35 — 40 дней затягивает процесс. Каюсь. И я пользуюсь этим приемом. Однако ВС РФ решил пресечь подобную практику.

Так, ВС РФ пояснил, что, если заявитель отправит бумаги по почте незадолго до завершения срока, определенного арбитражем (при соблюдении почтой нормативов доставки и контрольных сроков пересылки писем) и корреспонденция поступит по истечении данного срока, то такая отправка не должна считаться своевременным исполнением требований суда об устранении соответствующих обстоятельств. Эта новелла ускорит разбирательство дела в апелляционной инстанции.

Неоправданное принятие новых доказательств в апелляции приведет к отмене судебного решения

Пленум ВАС РФ в Постановлении № 63 от 28.05.2009 года подчеркивал, что признание новых доказательств при рассмотрении апелляции не является основанием для отмены решения апелляционного суда. Однако с июля 2020 года ВС РФ изменил мнение по этому вопросу.

Теперь, если апелляция необоснованно примет (или откажется принять) новые доказательства, и это приведет к вынесению неверного Постановления, то такое Постановление подлежит отмене. Однако не стоит утверждать, что в данном случае практика развернулась на 180 градусов, как это полагают некоторые эксперты.

Ведь незаконное (или в трактовке ВС РФ – «неправильное» Постановление) подлежит отмене независимо от принятия или непринятия судом новых доказательств. Поэтому здесь усматривается не изменение практики ВС РФ, а её уточнение.

Подача заявления о приостановлении исполнения до получения кассационным судом жалобы

До июля 2020 года ходатайство о приостановлении исполнения решения, зачастую, находилось вместе с делом и жалобой в суде первой инстанции до тех пор, пока судья не отправит материалы в кассацию. А это затрудняло приостановление исполнения. Точнее сводило его на «нет».

Теперь же ВС РФ решил, что заявитель вправе подать ходатайство о приостановлении исполнения еще до того, как кассационная инстанция получит дело. Однако для этого надо, чтобы заявитель подал кассационную жалобу в электронной форме через сайт арбитражного суда, либо приложил к ходатайству копию жалобы с отметкой суда о ее принятии.

Это делается для того, чтобы судья кассационной инстанции удостоверился, что заявитель действительно подал жалобу, а не ставит целью затянуть исполнение решения.

Разрешение ссылаться на судебные решения, вынесенные по похожим делам

Иногда в отзыве (иске или жалобе) стороны ссылаются на судебные решения по похожим делам. Подобным образом участники процесса подтверждают свою точку зрения. Это обычная практика, которая, впрочем, никак не влияет на позицию арбитража.

Однако в Постановлении, посвященном кассационному обжалованию, ВС РФ особо отметил, что в кассационной инстанции участники процесса вправе в качестве документов, подтверждающих доводы или возражения по жалобе, представлять решения иных судов с похожими обстоятельствами. То есть ВС РФ фактически узаконил подобную практику и обязал суды принимать во внимание такие доказательства.

При этом, почему-то Верховный Суд не распространил эту новеллу и на стадию апелляционного обжалования. Вероятно, ВС РФ сделает это в будущем.

Дополнения, содержащие сугубо правовое обоснование доводов

В Постановлении № 13 ВС РФ подчеркнул, что участники процесса вправе предоставлять дополнения и письменные пояснения к жалобе и к отзыву, когда эти дополнения несут «сугубо правовую» аргументацию доводов и возражений и основываются на доказательствах, уже находящихся в деле. Причем, указанное правило распространяется на все стадии процесса. Другими словами, и на апелляцию. Это дельное замечание, потому как кассационные инстанции до июля 2020 года предпочитали просто «отфутболивать» подобные дополнения.

Нарушение подведомственности не всегда является основанием для отмены судебного решения

После вступления в силу положений о подведомственности встал вопрос: что делать, если арбитраж рассмотрит и вынесет верное решение по спору, который подлежал рассмотрению в суде общей юрисдикции.

По нормам АПК и ГПК РФ выходило, что апелляция в любом случае обязана отменить это решение и отправить материалы в суд общей юрисдикции для нового рассмотрения.

Однако Верховный Суд пояснил, что если тяжба должна была рассматриваться в суде общей юрисдикции и субъект, подавший жалобу, заявлял об этом в первой инстанции (или не мог заявить в связи с не извещением о времени и месте заседания), то решение арбитража подлежит безусловной отмене, а материалы направляются в федеральный суд.

Из этого вытекает, что правило подведомственности не действует, если арбитраж вынес верное решение, а податель жалобы мог, но так и не заявил о нарушении подведомственности в ходе рассмотрения дела в арбитражном суде. Это разъяснение опять же ставит заслон умышленному затягиванию процесса.

Выводы

Июньские Постановления ВС РФ не просто разъясняют и уточняют порядок рассмотрения в кассационной и апелляционной инстанциях, но и пытаются пресечь необоснованное затягивание дел.

Не секрет, что зачастую при обжаловании целью адвокатов (юристов) является не отмена решения, а банальная судебная волокита с тем, чтобы доверитель успел вывести активы, переписать или продать имущество.

Именно поэтому ВС РФ предоставил возможность возражать против принятия жалобы при пропуске заявителем срока, направлять в апелляцию не всё дело, а только бумаги, касающиеся обжалования, ужесточил сроки для устранения обстоятельств в ходе приостановления движения жалобы и даже указал на законность решения арбитража при нарушении подведомственности, если сторона могла, но не заявила о нарушении подведомственности в суде первой инстанции.

Кроме того, ВС РФ попытался усилить состязательность на апелляционной и кассационной стадиях, разрешив приводить правовые аргументы и ссылки на решения судов по схожим делам.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/advokatsuhovoleg/iiunskie-postanovleniia-verhovnogo-suda-rf-o-rassmotrenii-del-v-apelliacionnoi-i-kassacionnoi-instanciiah-5f07fe5100bdd11432fc2a86

О ликвидации процессуального института подведомственности и юридической силе обзора судебной практики вс рф

Отмена подведомственности в гпк

3 октября 2017 г.

Пленум Верховного Суда РФ принял важное Постановление № 30 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона “О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации”».

Этот законопроект является вехой реформы процессуального законодательства России. При этом сомнений в том, что инициатива ВС РФ обретет силу закона, у меня нет.

С учетом проекта федерального закона № 273154-7 «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты», внесенного Павлом Крашенинниковым, в Государственной Думе может встать вопрос по инициативе ВС РФ лишь в части института представительства.

Особенностью этого постановления Пленума ВС РФ является отсутствие обсуждения предлагаемых изменений с юридическим сообществом, несмотря на то что изменения носят существенный характер.

Для того чтобы понять, что ждет нас, юристов, и наших клиентов в судебном процессе, считаю необходимым проанализировать грядущие изменения с точки зрения практики.

Первое, что бросается в глаза, – это ликвидация процессуального института подведомственности и упоминание на законодательном уровне обзора судебной практики ВС РФ в качестве документа, имеющего определенную правовую природу и процессуальное значение.

ВС РФ приводит довод о том, что институт подведомственности вводился в систему правового регулирования в 60-е гг. XX века с целью разграничения компетенции между судами и другими государственными органами, правомочными разрешать споры и иные юридические дела.

Впоследствии этот механизм распределения юрисдикционных полномочий был воспринят судебной системой современной России, которая унаследовала присущие ему свойства.

Этот довод коррелирует с твердым убеждением ВС РФ в том, что после ликвидации ВАС РФ – по моему мнению, топорной – установилась единая судебная система, задачей которой является в том числе достижение единообразия в судебной практике.

На мой взгляд, инициаторы ликвидации ВАС РФ и ныне существующий ВС РФ заблуждаются относительно выбранного механизма обеспечения единообразия судебной практики, но мы имеем то, что имеем.

Сегодня на уровне ВС РФ существует четыре способа устранить разнобой правовых позиций: 1) принятие Президиумом ВС РФ решения по конкретному делу; 2) упоминание в утверждаемом Президиумом ВС РФ обзоре судебной практики конкретного дела как образца правильного разрешения спора; 3) создание правовой позиции путем разъяснения нормы права в постановлении Пленума ВС РФ; 

4) принятие по конкретному делу итогового судебного акта судебной коллегией ВС РФ.

Принятие Президиумом ВС РФ решения по конкретному делу – настолько редкое явление, что говорить о нем всерьез не приходится. Так, например, за период с августа 2014 г. по сентябрь 2017 г. Президиумом ВС РФ рассмотрено по существу 18 дел, в том числе: Судебной коллегией по экономическим спорам – 8 дел, Судебной коллегией по гражданским делам – 10 дел.

Для сравнения: за схожий по продолжительности период существования ВАС РФ Президиум ВАС РФ рассмотрел по существу более 1300 дел. А если принять во внимание механизм, при котором дело может попасть в надзорную инстанцию, то о его эффективности можно вообще забыть.

Надзорная инстанция стала вырабатывать декларативные судебные акты и не воспроизводит в своих текстах ярко выраженные правовые позиции.

Итоговые судебные акты Президиума ВС РФ напоминают больше судебные акты предыдущих инстанций (изложение фабулы дела, перечисление норм, подлежащих применению, крайне скудные рассуждения и резолютивная часть), чем судебные акты высшей юридической силы, которыми не только правильно разрешен спор, но и выработана конкретная позиция от имени ВС РФ и Российской Федерации.

Следующий способ определения надлежащей правовой позиции ВС РФ – закрепление правовой позиции в обзоре судебной практики, утверждаемом Президиумом ВС РФ. Вообще, юридический статус этого документа ни в одном законодательном акте не определен. И здесь стоит остановиться на предлагаемых ВС РФ изменениях.

Суд призывает в качестве основания для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам использовать определение или изменение практики применения правовой нормы в обзоре судебной практики ВС РФ, утвержденном Президиумом ВС РФ, при условии наличия в соответствующем акте Суда указания на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов ввиду данного обстоятельства. Из этой нормы следует, что Президиум ВС РФ теперь будет указывать в обзоре судебной практики, какая правовая позиция влечет пересмотр дела по новым обстоятельствам. Таким образом, правовой статус обзора судебной практики, утверждаемого Президиумом ВС РФ, будет определен на законодательном уровне. Однако кажется спорной возможность наделения обзора судебной практики статусом документа, имеющего юридическую силу.

Обзор судебной практики представляет собой аналитический материал, который содержит выбранные Президиумом ВС РФ судебные акты нижестоящих судов. Обзор судебной практики скорее является информационным документом, но никак не документом, имеющим или могущим иметь юридическую силу.

Основным способом донесения до судов правильных правовых позиций являются разъяснения Пленума ВС РФ, содержащиеся в его постановлениях.

Такой механизм толкования, а порой и создания правовых норм высшим судом России в судебной иерархии является для нас уже привычным.

Однако в данном случае важно обеспечить качественную проработку постановлений Пленума ВС РФ с точки зрения содержания правовых позиций и разъяснений, а также юридической техники оформления этих позиций.

Качество некоторых постановлений Пленума ВС РФ оставляет желать лучшего, так как часто содержит переписанные положения законов с неоднозначными выводами и размытыми формулировками, что приводит к несоблюдению принципа правовой определенности и, как следствие, поливариантности толкования. Таким образом, должный эффект от разъяснений Пленума ВС РФ не достигается.

Закрепление выводов судебными коллегиями ВС РФ в текстах судебных актов по конкретным делам является наиболее часто встречающимся способом выработки правовых позиций.

На практике же определения судебных коллегий ВС РФ по конкретным делам принимаются судами при рассмотрении иных дел в качестве информационного сообщения о том, что судьи рассмотрели ранее дело таким вот образом. Говорить о том, что такие определения и правовые позиции, содержащиеся в нем, имеют общеобязательную силу, не приходится.

Отчасти причиной тому ошибочное, на мой взгляд, но стойкое убеждение судейского сообщества в том, что в России нет прецедентного права.

Зачастую судьи второй кассации при наличии идентичных дел истребуют одно дело и не истребуют другое, поэтому если в первых трех инстанциях дело было рассмотрено исходя из правовой позиции, отличной от указанной в определении второй кассации, то это не означает, что дело будет истребовано для рассмотрения по существу соответствующей судебной коллегией.

Примечательно также то, что ВС РФ не стал дожидаться Конституционного Суда РФ, который 26 сентября 2017 г. рассмотрел дело о соответствии Конституции РФ п. 5 ч. 4 ст.

392 ГПК РФ, согласно которому заявители оспаривают данную норму как позволяющую в силу правовой неопределенности своего содержания считать новым обстоятельством для пересмотра вступившего в силу решения суда любое решение Верховного Суда РФ, в том числе определение Судебной коллегии по гражданских делам ВС РФ (заявители усматривают в этом нарушение своих прав, гарантированных ст. 1 (ч. 1), 2, 15 (ч. 2), 17 (ч. 2), 18, 45 (ч. 1), 46 (ч. 1 и 2), 52, 53, 55 и 118 Конституции РФ).

Необходимость ликвидации института подведомственности ВС РФ обосновывает единством судебной системы России.

Исходя из понимания Верховным Судом института подведомственности в качестве рудимента современного процессуального права, законопроект призывает отказаться от понятия подведомственности и заменить его на подсудность. Так, предлагается название ст. 22 ГПК РФ изложить следующим образом: «Статья 22. Подсудность гражданских дел» (в настоящее время – «Статья 22. Подведомственность гражданских дел судам»).

Исходя из юридической логики и доктрины права, подведомственность, подсудность и компетенция являются взаимосвязанными понятиями и надлежаще структурированными институтами, существующими через взаимное функционирование.

В действующем процессуальном законодательстве понятие «компетенция» раскрывается через категории подведомственности и подсудности дел, где подведомственность разграничивает предметы ведения между судами общей юрисдикции (далее – СОЮ) и арбитражными судами, а подсудность определяет относимость дела к ведению суда, входящего в подсистему СОЮ.

Увязывая необходимость избавления от подведомственности и ликвидацию ВАС РФ, Верховный Суд в законопроекте делает ошибку, полагая, что с отсутствием ВАС РФ прекратилось деление судов на две системы – арбитражную и общей юрисдикции.

Если посмотреть на законодательство объективно, то с ликвидацией ВАС РФ судебная система, будучи объединенной на уровне ВС РФ, сохранила дуализм как минимум на первой, апелляционной и первой кассационной инстанциях. На мой взгляд, этот дуализм сохранился фактически и на уровне второй кассации в ВС РФ.

Более того, в настоящее время действуют федеральные конституционные законы «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

Институт подведомственности решает задачу отделения экономических дел от любых иных. Целью же существования института подсудности является распределение дел между судами каждой из систем. Так, подсудность бывает родовой и территориальной.

Родовая подсудность позволяет определить, какой именно суд в рамках одной системы (арбитражной либо СОЮ) будет компетентен рассмотреть конкретное дело: мировой судья или районный суд по делам о взыскании денежной суммы определенного размера, районный суд или областной и ему равный по делам об оспаривании кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества, арбитражный суд соответствующего субъекта или Суд по интеллектуальным правам и т.д.

Территориальная подсудность определяет, какой суд в рамках одного и того же звена одной судебной системы должен рассматривать конкретное дело: районный (городской) суд по месту жительства истца или ответчика (арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения истца или ответчика) и т.д.

Иных видов подсудности ни законодательство РФ, ни общепризнанная доктрина не определяют. На практике цепочка рассуждений юриста при определении суда, в который надлежит подать исковое заявление, выглядит следующим образом:

Определить конкретный суд без неукоснительного соблюдения именно такого порядка невозможно, так как в данном случае юрист применяет нормы, двигаясь от общего к частному. ВС РФ, ликвидируя институт подведомственности, выдергивает подведомственность из общей структуры надлежащего механизма определения суда, который компетентен рассматривать спор.

Таким образом, в указанных выше вопросах предлагаемые ВС РФ изменения представляются вредными с точки зрения функционирования правосудия и отдельных видов судопроизводства. Они не только не приведут к повышению эффективности, но и откатят назад гражданский, арбитражный и административный процессы, сделав их более нестабильными и неопределенными.

(материал опубликован в блоге адвоката Романа Кабанова на сайте Адвокатской газеты)

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/10/17/o_likvidacii_processualnogo_instituta_podvedomstvennosti_i_yuridicheskoj_sile_obzora_sudebnoj_prakti

Вс рф предлагает существенно скорректировать процессуальные кодексы

Отмена подведомственности в гпк

В ходе вчерашнего заседания Пленума Верховного Суда Российской Федерации был одобрен масштабный законопроект Суда, который планируется внести в Госдуму (документ находится в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ).

Он содержит целый ряд предложений, в числе которых: исключить из процессуальных кодексов институт подведомственности, а также отказаться от применения договорной подсудности (за исключением некоторых споров).

Кроме того, если законопроект примут, то допускать в процесс в качестве представителей будут только тех, кто получил высшее юридическое образование. Лица, не имеющие такого образования, тем не менее, смогут участвовать в процессе, но только в статусе поверенных.

Также предлагается по общему правилу изготавливать судебные решения без описательной и мотивировочной частей, повысить стоимостной порог для рассмотрения дел в упрощенном порядке, скорректировать порядок выдачи исполнительных листов. Рассмотрим каждое из предложений подробнее, с учетом аргументов ВС РФ о необходимости нововведений.

Исключение института подведомственности

ВС РФ считает необходимым исключить институт подведомственности из процессуальных кодексов и вместо него использовать термин “подсудность”.

Заместитель Председателя ВС РФ Василий Нечаев, представляя законопроект, пояснил, что институт подведомственности не вписывается в систему современного процессуального законодательства.

Его использование было обусловлено тем, что в 60-е годы хозяйственные споры между предприятиями рассматривали арбитражи, входящие в систему исполнительных органов, поэтому нужно было отграничить их компетенцию от судов.

Однако сегодня необходимость в данном институте, по мнению экспертов, отпала, в первую очередь из-за того, что арбитражные суды и суды общей юрисдикции теперь объединены под юрисдикцией ВС РФ.

Кроме того, как пояснил Нечаев, термин “подведомственность” не встречается в законодательстве или доктрине государств, придерживающихся принципа единой судебной системы.

А поскольку российская судебная система стремится к соблюдению данного принципа, в законодательстве не должно содержаться неопределенности в вопросе о том, в какой суд следует обратиться для защиты нарушенных или оспариваемых прав. К слову, термин “подведомственность” отсутствует и в Конституции РФ.

ВС РФ в связи с отказом от понятия подведомственности предлагает скорректировать и особенности работы с исковыми заявлениями, поданными не в тот суд.

Будет действовать порядок, по которому суд, ошибочно возбудивший производство по делу, не отнесенному к его компетенции, должен самостоятельно направить дело для рассмотрения в другой суд.

А если лицо подало заявление не в тот суд, и это выяснится на стадии рассмотрения заявления, то ему вернут заявление со ссылкой на неподсудность.

Напомним, сегодня, если подать в суд исковое заявление, которое не подлежит рассмотрению в нем, то есть не соблюсти правило о подведомственности, суд откажет в принятии заявления (п. 1 ч. 1 ст. 127.1 Арбитражного процессуального кодекса, п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса). Если же это выяснится уже после принятия заявления к рассмотрению, суд прекратит производство по делу (п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, ст. 220 ГПК РФ).

Отказ от договорной подсудности

ВС РФ также предлагает исключить из процессуального законодательства договорную подсудность (когда стороны могут определить в соглашении конкретный суд, в котором будут рассматриваться возможные споры между ними). Как ожидается, она сохранится только в отношении споров с участием иностранных лиц.

Данная инициатива тоже предположительно позволит обеспечить принцип единства судебной системы и правовой определенности в том контексте, что все действующие на территории страны суды имеют равный правовой статус, а также единообразно толкуют и применяют правовые нормы. Также она призвана снизить нагрузку на судей.

Как пояснил представитель ВС РФ, на практике применение норм о договорной подсудности привело к существенному дисбалансу судебной нагрузки, при которой суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга вынуждены рассматривать существенный объем споров. Василий Нечаев добавил, что на практике договорная подсудность также влечет нарушение прав граждан и организаций, если она определяется одной из сторон в договоре присоединения.

Профессиональное представительство в судах

Не исключено, что представителями в гражданском и арбитражном процессе смогут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование. Такое положение содержится в законопроекте ВС РФ. Данная мера должна, по мнению Суда, повысить уровень правовой защищенности участников процесса.

“Нередко недобросовестные представители не обладают достаточной квалификацией для совершения даже самых простых процессуальных действий”, – обратил внимание Нечаев.

Отметим, что аналогичное предложение в конце сентября текущего года высказал депутат Госдумы Павел Крашенинников, а ФПА РФ выступила против введения данного требования.

Отличие законопроекта ВС РФ заключается в том, что наряду с представителями в гражданском, арбитражном и административном процессах сможет участвовать особый субъект – поверенный.

На него не будут распространяться требования о наличии профессионального образования, но и объем его полномочий окажется существенно меньше, чем у представителя.

Поверенный будет вправе давать объяснения суду в устной или письменной форме, получать адресованные лицу, участвующему в деле, судебные извещения и вызовы, копии судебных актов. Причем таких лиц планируется допускать к участию в процессе только вместе с представителем лица, участвующего в деле.

Отказ от мотивировочной и описательной частей судебного решения

Законопроектом ВС РФ предлагается предусмотреть общее правило, по которому все судебные решения по арбитражным и гражданским делам должны состоять только из вводной и резолютивной частей.

В полном объеме, включая все четыре необходимые части, их будут изготавливать только по заявлению участвующих в деле лиц и их представителей в случае подачи апелляционной жалобы либо по инициативе самого суда.

Кроме того, по некоторым делам составление мотивированных решений станет обязательным в силу закона. К ним отнесены дела:

  • связанные с защитой прав детей;
  • о выселении граждан из жилых помещений без предоставления другого жилого помещения;
  • о защите прав и свобод и законных интересов неопределенного круга лиц;
  • о защите пенсионных прав;
  • о банкротстве;
  • по корпоративным спорам;
  • относящиеся к подсудности суда по интеллектуальным правам и некоторые другие.

Поясняется, что сегодня по значительному числу дел изготовление судебных постановлений, содержащих вводную, резолютивную, описательную и мотивировочную части, является нецелесообразным.

“В большинстве случаев юридические мотивы и выводы, к которым пришел суд и которые он отразил в описательной и мотивировочной частях судебного акта, не представляют какого-либо интереса и значения ни для истца, ни для ответчика.

В подавляющем большинстве случаев стороны соглашаются с исходом дела и не стремятся к его пересмотру”, – пояснил позицию ВС РФ Василий Нечаев.

В настоящее время независимо от сложности дела суды обязаны составлять решения в полном объеме. По мнению представителей ВС РФ, они должны затрачивать временной ресурс прежде всего на сложные дела, а не на избыточные формальные процедуры.

При этом уровень судебной нагрузки эксперты называют стабильно высоким и отмечают, что он продолжает расти.

Так, по данным ВС РФ, в 2016 году суды общей юрисдикции по первой инстанции в порядке гражданского и административного судопроизводства рассмотрели около 17 млн дел — по сравнению с 2014 годом судебная нагрузка увеличилась на 23%.

Аналогичные показатели в арбитражных судах в 2016 году составили почти 1,5 млн дел, что на 14% больше, чем в 2014 году.

Повышение стоимостного порога для упрощенного производства

Законопроектом также предлагается увеличить цену исковых требований о взыскании денежных средств по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства. В судах общей юрисдикции она составит 500 тыс. руб.

, а в арбитражных судах – 500 тыс. руб. для ИП и 1 млн руб. для юрлиц. Сегодня стоимостной порог составляет 100 тыс. руб. – в судах общей юрисдикции, 250 тыс. руб. для ИП и 500 тыс. руб. для юрлиц – в арбитражных судах (п. 1 ч. 1 ст. 232.

2 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 227 АПК РФ).

ВС РФ полагает, что такое увеличение позволит судам разрешить более 50% требований о взыскании денежных средств с граждан и организаций посредством применения упрощенных процедур. Также представитель Суда подчеркнул, что сегодня отмечается развитие упрощенного, так называемого “письменного” судопроизводства и данная форма является эффективным и необходимым институтом.

Новые обстоятельства для пересмотра вступивших в силу постановлений

ВС РФ считает необходимым дополнить перечень новых обстоятельств, которые могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу. В их числе появится определение или изменение практики применения правовой нормы в обзоре судебной практики ВС РФ, утвержденном Президиумом ВС РФ.

По оценке представителей Суда, такое предложение позволит обеспечить единообразие судебной практики и в целом соответствует общемировым тенденциям.

Также оно предположительно поспособствует процессуальной экономии – отпадет необходимость рассмотрения дела вышестоящей инстанцией для формальной отмены судебного акта и направления дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд.

Исполнительный лист

Планируется, что исполнительные листы по общему правилу будут выдаваться по ходатайству взыскателя, правда, данное правило не коснется исполнительных листов о взыскании денежных средств в доход бюджета. Предлагаемое ВС РФ нововведение направлено на реализацию принципа диспозитивности и процессуальной экономии.

Сегодня же в гражданском и арбитражном процессах исполнительный лист по общему правилу выдается после вступления в силу судебного акта вне зависимости от наличия ходатайства от взыскателя (ч. 1 ст. 319 АПК РФ, ч. 1 ст. 428 ГПК РФ).

Кроме того, законопроект предлагает внести в процессуальные кодексы и некоторые другие изменения. В частности, возможно, частные жалобы в судах общей юрисдикции и апелляционные жалобы в арбитражных судах будут рассматриваться судьями единолично. Также во всех процессах может быть введено общее правило – в судебных актах должен указываться номер дела, присвоенного судом первой инстанции.

Источник: https://www.garant.ru/news/1140538/

Упразднение института подведомственности как итог процессуальной реформы

Отмена подведомственности в гпк

Таласпаева, А. А. Упразднение института подведомственности как итог процессуальной реформы / А. А. Таласпаева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 46 (284). — С. 200-202. — URL: https://moluch.ru/archive/284/64065/ (дата обращения: 09.12.2020).



1 октября 2019 года вступили в силу изменения процессуального законодательства, следствием которых стало упразднение института подведомственности.

Дискуссионным на сегодняшний день является вопрос: «Действительно ли подведомственность фактически перестала существовать или это «игра терминологии», а именно замена одного понятия другим?» Наконец, следует разобраться, чем руководствовался законодатель, исключая подведомственность и каким образом, теперь выглядит законодательство, регулирующее соответствующие правоотношения.

Основная цель данной процессуальной реформы ясна, о ней твердили с момента задумки ликвидации института подведомственности, — это разрешение споров, связанных с данным институтом, путем укрепления единства судебной системы. Ключевые слова — единство судебной системы, так как, проанализировав упомянутые нововведения, мы придем к обратному выводу: новеллы порождают противоречия между процессуальными актами.

В соответствии с федеральным законом от 28 ноября 2018 года № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» значительным образом меняется текст, касающийся института подведомственности, лишь в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — АПК РФ) и Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — ГПК РФ), в «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» (далее — КАС РФ) вносится лишь частичное изменение данного института [4]. Хотя следует отметить, что цивилистический процесс основан на трех китах: арбитражный процесс, гражданский процесс и административное судопроизводство. Логично было бы при внесении изменении в процессуальные акты, стремится к их единообразному толкованию.

Нововведения вАПК РФ: В главе 4 «Компетенция арбитражных судов» исчезают отдельные параграфы — «Подведомственность» и «Подсудность», но нормы, которые составляли их содержание остались.

В статьях 27–32 понятие «Подведомственность» заменяется понятием «Компетенция», то есть нормы, ранее регулирующие подведомственность, закрепляют теперь компетенцию Арбитражного суда. Статьи 34–39, входившие ранее в раздел «Подсудность», по прежнему регулируют отношения, связанные с ней.

Таким образом, в АПК РФ законодатель четко разграничивает понятия «Компетенция» и «Подсудность» [1].

Нововведения вГПК РФ: Глава 3, ранее называвшаяся «Подведомственность и подсудность» теперь закреплена как «Подсудность». При этом в статьях 22–22.

1 данной главы понятие «Подведомственность» заменяется понятием «Подсудность», хотя по содержанию данные нормы представляют собой то, что в АПК РФ закреплено как «Компетенция суда».

Таким образом, законодатель не включил в гражданский процессуальный акт понятие «Компетенция» [2].

Кроме того, необходимо обратиться к «третьему киту» цивилистического процесса — КАС РФ. В данный процессуальный акт не было внесено каких-либо терминологических изменений.

Глава 2 «Подведомственность и подсудность административных дел судам» регулирует, как мы видим из ее названия, и подведомственность и подсудность административных дел [3].

Однако, следует отметить, что в период, когда законодатели начинали задумываться об упразднении института подведомственности, речь шла также и об исключении ее в административном судопроизводстве. Возможно, что законодатель еще вернется к такой идее.

Таким образом, проанализировав три процессуальных акта, каждый из которых является неотъемлемой составной частью цивилистического процесса, мы приходим к выводу, что законодатель допустил явное противоречие между ними, идея единства судебной системы в данном случае не прослеживается.

Однако, следует отметить, что правотворцами все таки был сделан значительный шаг к такой идее, заключается он в законодательном закреплении возможности передачи дела из одной подсистемы в суд другой подсистемы.

Часть 4 статьи 39 АПК РФ гласит, что если при рассмотрении дела в арбитражном суде выяснилось, что оно подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, арбитражный суд передает его в суд общей юрисдикции [1]. Часть 2.

1 статьи 33 ГПК РФ закрепляет аналогичную возможность суда общей юрисдикции передавать дело в арбитражный суд, если при его рассмотрении выяснилось, что оно подлежит рассмотрению в арбитражном суде [2]. Такая новелла способствует единству судебной системы и процессуальной экономии.

Анализируя вышеупомянутые нормы, регламентирующие передачу дела, становится ясным, что законодатель намеревался установить между арбитражным судом и судов общей юрисдикции исключительно подсудность.

Тогда появляются вопросы: Почему в АПК РФ закреплена компетенция арбитражного суда, а не исключительно подсудность, как в ГПК РФ? Также почему в КАС РФ законодательно не упразднена подведомственность, и не закреплена исключительно подсудность, ведь в данном процессуальном акте также установлена возможность передачи дела в арбитражный суд? Логичнее было бы во всех трех актах закрепить исключительно подсудность во избежание непонятных ситуации и для наглядного примера единства судебной системы.

Вопрос о фактическом существовании института подведомственности, несмотря на его упразднение, также уместен.

До того, как отсутствовала возможность процессуальной передачи дела из одной подсистемы в суд другой подсистемы, суды прекращали производство по делу, если оказывалось, что в арбитражном суде рассматривается дело, которое подведомственно суду общей юрисдикции, и наоборот.

Такое основание для отказа в АПК РФ ранее звучало так: «дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде»[1]. Аналогичное основание для прекращения производства по делу было в ГПК РФ: «дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства»[2].

Такие основания существовали ранее в силу того, что подразумевалось наличие подведомственности у всех юрисдикционных органов, в том числе в спорах между арбитражным судом и судом общей юрисдикции.

В настоящее время аналог такого основания для прекращения производства по делу в АПК РФ звучит следующим образом «дело подлежит рассмотрению в порядке конституционного или уголовного судопроизводства либо не подлежит рассмотрению в судах» [1].

В ГПК РФ аналогичное основание для прекращения производства по делу сегодня закреплено так: «дело подлежит рассмотрению в порядке конституционного или уголовного судопроизводства, производства по делам об административных правонарушениях либо не подлежит рассмотрению в судах» [2].

Таким образом, мы видим, что законодатель исключает подведомственность арбитражного суда и суда общей юрисдикции, когда спор о рассмотрении дела касается этих двух юрисдикционных органов.

Тогда о чем идет речь, когда есть спор о рассмотрении дела между этими судами и другими юрисдикционным органами, например между арбитражным судом и конституционным судом? Разве в данном случае говорится не о подведомственности? В оправдание реформы, в части касающейся упразднения института подведомственности, можно сказать, что каждый юрисдикционный орган обладает компетенцией, а не подведомственностью, но и в таком случае, мы можем уверенно рассуждать, что это лишь замена одного понятия другим, фактически институт подведомственности есть, и лишь только между арбитражным судом и судом общей юрисдикции ее частично нет. Почему частично? Потому что в КАС РФ до сих пор закреплена подведомственность административных дел, рассматривающихся судом общей юрисдикции, а не подсудность.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что процессуальная реформа, касающаяся упразднения института подведомственности законодателем до конца не доработана.

В части, касающейся противоречий процессуальных актов, можно рассуждать, что либо правотворцы намеренно их допустили и в этом прослеживается какой-то разумный смысл с точки зрения дальнейшей их доработки, либо мы наблюдаем законодательную ошибку с точки зрения юридической техники.

Что касается фактического существования института подведомственности, то исходя из анализа некоторых положений процессуальных актов, мы допускаем это.

Однако, в связи с тем, что нововведения относительно недавно вступили в силу, мы не можем однозначно утверждать подобное, исходя лишь из теории, со временем судебная практика разъяснит нам данную ситуацию возможно иначе, а вместе с ней и законодатель.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/284/64065/

Компетенция вместо подведомственности

Отмена подведомственности в гпк

Как это работает: новые сроки, преюдиции и другие изменения в АПК и ГПК

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ

2 сентября 2019 года не только начнут работу апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции, но и вступят в силу изменения в АПК и ГПК. Поменяется срок рассмотрения дела в первой инстанции и время, в течение которого можно восстановить пропущенный срок.

Представлять интересы в арбитражном процессе смогут только дипломированные юристы. Но непонятно, как в нем будет участвовать, например, налоговый инспектор, у которого нет высшего юридического образования, но он проводит проверки.

Кроме того, появляются новые преюдиции и новые правила отвода судей арбитражных судов.

Новые процессуальные сроки

Изменения в АПК

6 месяцев вместо 3 – на рассмотрение дела в суде первой инстанции (и 9 месяцев вместо 6 – для особо сложных дел);

5 дней вместо 3 – на подачу замечаний на протокол;

3 месяца вместо 6 – на подачу заявления о взыскании судебных расходов;

12 месяцев вместо 6 – на обращение с ходатайством о восстановлении пропущенного срока (в ГПК также на это дается 12 месяцев).

В два раза продлили срок рассмотрения арбитражного дела в первой инстанции – до шести месяцев вместо трех.

 «Еще один шаг к адвокатской монополии»

Арбитражный процесс, как и административный, станет профессиональным: для участия в процессе в качестве представителя понадобится предъявлять диплом о высшем юридическом образовании или подтверждать ученую степень по юридической специальности. В АПК укажут пару исключений из общего правила – это патентные поверенные, арбитражные управляющие и «иные лица, указанные в федеральном законе» [пока не конкретизировано].

В гражданском процессе мало что изменится, потому что требование не будет распространяться на дела мировых судей и районных судов, то есть абсолютное большинство споров.

Новые преюдиции

В арбитражном и гражданском процессе появились новые основания для преюдиции – теперь это не только «приговор суда по уголовному делу», но и «иные постановления суда по этому делу».

В гражданском процессе преюдициальными будут считаться постановления по делам об административном правонарушении (раньше они были рядовыми доказательствами, которые, как известно, не имеют заранее установленной силы).

Новую преюдицию в виде постановлений по делам об административных правонарушениях не может одобрить Дмитрий Урякин из Maxima Legal. «Когда суд рассматривает дело об административном правонарушении, он фактически занимает сторону обвинения, – объясняет юрист. – Рассмотрение таких дел не основано на принципе состязательности».

Компетенция вместо подведомственности

«Подведомственность» заменяется «компетенцией», но кроме замены терминов немного меняются и сами процессуальные правила. Если суд установит, что дело должен рассмотреть суд другой системы, он не прекращает производство, а передает материалы «по компетенции».

Не будет ли злоупотреблений, связанных с «миграцией» в суд общей юрисдикции за обеспечительными мерами, задается вопросом Курмаев.

«Если лицо получит арест имущества в СОЮ, а дальше спор передадут в арбитражный суд – будет ли тот отменять меры», – рассуждает юрист.

Странно представить, как один суд будет продолжать действия после другого, говорит Веселов: «Нет механизма, как арбитражный суд может отменить определение, вынесенное судом общей юрисдикции, заменить одну обеспечительную меру другой и так далее».

Пока вообще непонятно, сохраняются ли обеспечительные меры, принятые некомпетентным судом, и связан ли ими новый суд, говорит Алексей Гурин из КИАП . В то же время он убежден, что злоупотребления вряд ли станут массовыми.

По его словам, в большинстве случаев вопрос будет решаться уже на стадии подачи искового заявления. Иного мнения придерживается старший юрист DS Law Татьяна Воронина: «Миграция» вполне возможна, в том числе для получения обеспечительных мер, а также допроса свидетелей и другого».

Для решения проблемы надо, чтобы арбитражные суды изменили политику в части обеспечительных мер, подчеркивает Воронина.

В ЭТОМ СЮЖЕТЕ

· Путин подписал «процессуальную революцию»

29 НОЯБРЯ, 11:55

· Новые суды и «процессуальная революция»: как прошла судебная реформа

9 ЯНВАРЯ, 11:16

Курмаев обрисовал еще одну ситуацию, связанную с доказательствами: условный районный суд в глубинке соберет доказательства, назначит экспертизу, опросит свидетелей, а потом дело получит Арбитражный суд города Москвы, который будет связан доказательственной базой, собранной в другом месте. Веселов соглашается, что по смыслу новых норм дело передается целиком, однако не видит в этом большой проблемы: новый суд будет свободен оценить имеющиеся доказательства по своему убеждению.

Возвращаясь к вопросу терминов, Речкин добавляет, что у судов могут возникнуть вопросы, сохраняют ли силу старые разъяснения о подведомственности от ВАС и ВС.

Источник: https://megaobuchalka.ru/12/41510.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.