Последовательность исследования доказательств

Порядок исследования доказательств в уголовном процессе РФ

Последовательность исследования доказательств


Порядок исследования доказательств в уголовном процессе представляет собой важное процессуальное действие, регулируемое положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а именно статьей 274.

Данная статья указывает на то, что обязанностью суда является исследование доказательств в рамках уголовного дела.

Кроме того, в рамках уголовно-процессуального кодекса устанавливается очередность, согласно которой сторонами предъявляются улики, обвиняющие или оправдывающие подсудимого или подсудимых [3].

На первоначальном этапе исследования осуществляется рассмотрение улик обвинения и выслушиваются показания обвиняемого.

На последовательность предоставления улик оказывают влияние такие факторы, как позиция, занимаемая обвиняемым или обвиняемыми; позиция, занимаемая потерпевшим или потерпевшими; количество эпизодов преступления; наличие экспертных касающихся предмета рассматриваемого дела; наличие свидетелей произошедшего.

Предусматривается, что допрос начинается с обвиняемого. Затем показания необходимо взять у потерпевшего и свидетелей. На следующем этапе анализируются данные работы эксперта или группа экспертов, и специалистов. В последнюю очередь берутся показания других участников разбирательства [5].

Данная очередность является обязательной, её последовательность не имеет права изменить даже судья. Это обеспечивает объективное рассмотрение разбираемого дела. Каждый участник разбирательства информируется о том, что несет ответственность за дачу ложных показаний или при отказе от неё.

Принципы допроса подсудимого определены статьей 280 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). Перед тем, как обвиняемый начнет давать показания, судье необходимо разъяснить его права, которые предусмотрены статьей 51 Конституции РФ. А именно, у подсудимого есть право не давать пояснения против себя и против своих родственников и близких [1].

Допрос подсудимого включает в себя два этапа. На первом этапе у обвиняемого есть возможность рассказать о случившемся в свободной форме. Затем судья задает вопросы уточняющего характера. У стороны обвинения, защиты и других лиц также есть возможность участвовать в процессе.

Судья устанавливает очередность вопросов, задаваемых участниками заседания. Предусматривается, что обвиняемому можно задавать вопросы в любой момент заседания.

Следует отметить, что у подсудимого есть право отказаться давать показания, что в обязательном порядке фиксируется в протоколе. Для вышестоящей инстанции это является свидетельством того, что все права обвиняемого были соблюдены.

Перед началом допроса потерпевшего, председательствующий выясняет, Какие отношения существуют между подсудимым и потерпевшей стороной. Полученные данные вносятся в протокол, так как они влияют на объективный характер показаний потерпевшего.

Присутствие потерпевшего во время заседания является обязательным. Если возникают причины, по которым у потерпевшего нет такой возможности, за него может выступить представитель, если иное не предусматривает УПК.

В том случае, когда потерпевший заблаговременно не предупреждает о невозможности присутствовать на заседании, разбирательство считается оконченным.

У потерпевшего нет возможности отказаться от дачи показаний, так как статья 308 Уголовного кодекса РФ трактует это в качестве невыполнения его процессуальной обязанности, что предусматривает уголовную ответственность [2].

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, что первоначально выслушиваются показания потерпевшего в свободной форме. После этого к допросу потерпевшего приступают гражданский истец, судья, гражданский ответчик, обвинитель, защита, представители одной из сторон, обвиняемые.

Потерпевшему необходимо оставаться в зале заседания до момента окончания слушания. После того, как каждая из сторон завершит допрос потерпевшего, в протокол заносится запись об окончании допроса потерпевшего с указанием допрашивающей стороны.

Допрос свидетелей является главным этапом производства по делу, так как это позволяет выявить наличие или отсутствие дополнительных улик в рамках уголовного дела. Очевидцы, чей возраст менее четырнадцати лет, дают показания в присутствии педагога и законных представителей.

Кроме этого, председатель до начала допроса очевидцев выясняет характер отношений, в которых они состоят с обвиняемым, свидетелями и потерпевшим. Принципы допроса свидетелей являются аналогичными допросу потерпевшего, так как они едины в рамках правовой природы.

Предусматриваются, что к рассмотрению принимаются показания свидетелей, которые были получены в процессе слушания. А сведения, полученные во время предварительного следствия, не озвучиваются.

В качестве исключений могут быть следующие случаи:

‒ Показания, которые были даны в процессе слушания и в рамках предварительного следствия, существенно различаются;

‒ У свидетеля нет возможности присутствовать на процессе слушания по причинам, которые были признаны председательствующим в качестве уважительных [8].

Свидетели, как обвиняемые и потерпевшие, могут быть допрошены повторно на любом этапе производства в рамках расследуемого дела. В случае, когда дело рассматривает суд присяжных, свидетели в первую очередь допрашиваются сторонами защиты и обвинения, а потом присяжными.

Мнение эксперта, который был приглашен на разбирательство, также выступает в качестве доказательства. Эксперт может быть приглашен уже непосредственно на заседание для того, чтобы провести исследование доказательств.

В случае, когда эксперт не принимал участие в процессе предварительного следствия, его назначение регулируют положения Уголовно-процессуального кодекса. Определение о назначении эксперта выносится председательствующим.

После выяснения обстоятельств, которые имеют отношение к даче экспертного заключения, председательствующим выносится предложение о том, чтобы стороны составили перечень вопросов эксперту в письменном виде. После того, как список будет составлен, вопросы озвучиваются и подлежат обсуждению сторонами на характер актуальности и степени значимости для рассматриваемого дела.

Вопросы, адресованные эксперту, должны содержать в себе актуальность для разбирательства; отклонять вопросы с указанием причин данного отклонения [7; с.361].

Если возникает необходимость, эксперт получает образцы, которые будут использоваться в процессе осуществления сравнительного анализа.

После исследования полученных экспертом материалов и освещения всех вопросов, эксперт составляет заключение проведенного исследования в письменном виде.

В случае, когда исследование проводили несколько экспертов, заключение составляется на основе результатов их совещания. При расхождении мнений экспертов, заслушивается мнение каждого [6].

Объективному производству делу способствует предъявление вещественных доказательств. Их в праве предоставлять представители стороны обвинения и защиты. С уликами знакомится каждая сторона.

До момента рассмотрения предъявленных доказательств председательствующему необходимо рассказать о там, как было получены доказательства, в каком месте они были обнаружены, каким способом были приобщены к данному делу.

В качестве доказательств могут быть представлены документы, которые имеют непосредственное отношение к расследуемому делу. Улики в обязательном порядке приобщаются к делу и могут быть представлены в любой момент.

Каждая сторона имеет право подать ходатайство о представлении документов, в том числе и сам суд. Предусматривается представление документов, ранее не предъявленных в рамках предварительного расследования.

В этом случае у суда есть вправо назначить экспертизу на определение подлинности документов.

Председательствующим в качестве исследования улик может быть произведен осмотр места происшествия. Для проведения осмотра подготавливается и выносится определение. У любой стороны, участвующей в судебном заседании, есть возможность запросить проведение осмотра. Суд будет обязан удовлетворить подобное ходатайство.

Дополнительные сведения, которые будут получены в результате осмотра места происшествия, подлежат регистрации в следственном протоколе. В момент осмотра места происшествия необходимо присутствие понятых.

Исключения составляют те случаи, когда осмотр места происшествия председательствующий осуществляет самостоятельно. Тогда присутствие понятых не требуется.

Процесс исследования места происшествия следует рассматривать в качестве объективного доказательства, которым суд не может пренебречь.

В случае, когда необходимо осуществление экспертизы какого-либо предмета, которое было найдено в процессе исследования, приглашаются эксперты. Экспертами в результате делается заключение, которое они в дальнейшем представят на слушании [4].

Из вышесказанного можно сделать вывод, что процесс исследования доказательств в рамках уголовного дела представляет собой важнейший этап, без которого практически невозможно существование уголовного дела как такового. Отсутствие материалов, доказывающих или опровергающих вину обвиняемого, не позволяет председательствующему рассматривать дело.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации статья 51 [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_28399/ (Дата обращения: 29.11.2018).

Источник: https://moluch.ru/archive/241/55770/

Порядок исследования доказательств по делу

Последовательность исследования доказательств

Основной задачей суда на данном этапе рассмотрения дела по существу является исследование доказательств по делу, которое входит в структуру гражданского процессуального доказывания.

В литературе судебное доказывание по гражданским делам большинством авторов рассматривается как система последовательно осуществляемых в строгой гражданской процессуальной форме логико-практических действий суда и лиц, участвующих в деле.

В его структуру обычно включают действия по определению предмета доказывания, собиранию, представлению, исследованию и оценке доказательств.

Начальным этапом исследования доказательств по делу является заслушивание судом объяснений лиц, участвующих в деле, последовательность которых установлена ст.

174 ГПК РФ: сначала заслушиваются объяснения истца и участвующего на его стороне третьего лица, затем ответчика и участвующего на его стороне третьего лица, а затем других лиц, участвующих в деле.

Если в суд за защитой прав и интересов других лиц обратились прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, граждане, они дают объяснения первыми.

В целях полного выяснения фактических обстоятельств участвующим в деле лицам предоставляется право задавать друг другу вопросы.

Вопросы задаются с разрешения председательствующего, который должен следить, чтобы по содержанию они относились к существу рассматриваемого дела.

Вопросы, не имеющие отношения к процессу, необходимо отклонять[5]. Судьи задают вопросы в любой момент дачи ими объяснений.

Объяснения, как правило, даются в устной форме. Письменные объяснения лиц, участвующих в деле, а также объяснения, полученные судом в порядке судебного поручения либо путем обеспечения доказательств (ст. ст.

62 и 64 ГПК), оглашаются председательствующим.

Это происходит также и в тех случаях, когда лица, от которых получены такие объяснения, не явились в судебное за­седание, а суд принял решение о рассмотрении дела в их отсутствие[6].

Заслушав и огласив объяснения лиц, участвующих в деле, суд устанавливает последовательность исследования доказательств (ст. 175 ГПК РФ): порядок допроса свидетелей, экспертов и исследования других доказательств. Этот вопрос суд решает, предварительно выслушав мнение присутствующих в зале судебного заседания лиц, участвующих в деле.

Как правило, исследование доказательств начинается с допроса свидете­лей. Каждый из них в соответствии со ст.

168 ГПК допрашивается судом от­дельно в отсутствие других, еще не допрошенных свидетелей.

Допрошенный свидетель остается в зале заседания до окончания разбирательства дела, если суд не разрешит ему удалиться раньше. Этот вопрос решается судом с учетом мнения всех участвующих в деле лиц.

Председательствующий, установив личность свидетеля, разъясняет ему обязанность говорить суду только правду и предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

После этого у свидетеля отбирается подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность.

Свидетели, не достигшие 16 лет, не преду­преждаются об ответственности за отказ, уклонение от показаний и за дачу заведомо ложных показаний, председательствующий разъясняет им только обязанность правдиво рассказать все известное по данному делу.

Председательствующий, выявив отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле, предлагает ему сообщить все, что лично ему известно по делу.

После этого свидетелю могут быть заданы вопросы судом, прокурором, лицом, по инициативе которого он был вызван, и другими ли­цами, участвующими в деле.

При допросе свидетель может пользоваться письменными заметками, если его показания связаны с цифровыми и дру­гими данными, которые трудно удержать в памяти. Эти заметки предъявля­ются суду и могут быть приобщены к материалам дела, о чем суд выносит определение.

Свидетель может быть вторично допрошен судом (ст. 177 ГПК).

Имеются специальные правила, регулирующие допрос несовершеннолетнего свидетеля. Согласно ст.

179 ГПК при допросе свидетелей в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда и при допросе свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет вызывается педагог.

В случае необходимости вызываются их родители, усыновители, опекуны или попечители. Указанные лица могут с разрешения председательствующего задавать свидетелю вопросы.

В исключительных случаях, когда это надо для установления обстоятельств дела, на время допроса несовершеннолетнего свидетеля из зала судебного заседания по определению суда может быть удалено то или иное лицо, участвующее в деле, или кто-либо из граждан, присутствующих в зале заседания.

Лицу, участвующему в деле, после возвращения в зал заседания должно быть сообщено показание несовершеннолетнего свидетеля и предоставлена возможность задавать свидетелю вопросы.

Свидетель, не достигший 16 лет, по окончании допроса удаляется из зала судебного заседания, кроме случаев, когда суд признает необходимым присутствие этого свидетеля в зале заседания[7].

Путем оглашения исследуются и письменные доказательства или протоколы их осмотра (ст. ст. 62, 64, п. 10 ч. 1 ст. 150 ГПК).

Огласив письменные доказательства, председательствующий должен предъявить их лицам, участвующим в деле, представителям, а в необходимых случаях – экспертам, специалистам и свидетелям.

После этого лица, участвующие в деле, могут дать объяснения относительно содержания и формы указанных доказательств.

В целях охраны личной переписки и личных телеграфных сообщений личная переписка и личные телеграфные сообщения граждан могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с согласия лиц, между которыми эта переписка и телеграфные сообщения происходили. В противном случае такая переписка и телеграфные сообщения оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Об этом суд должен вынести специальное определение.

В судебном заседании может быть сделано заявление о подложности имеющегося в деле или только что предоставленного доказательства. В этом случае суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства. Если суд придет к выводу о подложности документа, он устраняет его из числа доказательств.

– или видеозаписи исследуются посредством прослушивания или просмотра. При воспроизведении звуко- или видеозаписей, содержащих сведения личного характера, а также при их исследовании применяются предусмотренные ст. 182 ГПК правила, регулирующие оглашение и исследование личной переписки и телеграфных сообщений граждан.

Воспроизведение звукозаписи, видеозаписи производится в зале заседания либо в ином, специально оборудованном для этой цели помещении, с отражением в протоколе судебного заседания отличительных признаков воспроизводящих источников доказательств и с указанием времени воспроизведения. После этого суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле. При необходимости воспроизведение звукозаписи или видеозаписи может быть повторено полностью или в какой-либо части.

Если по делу проводилась экспертиза, то после воспроизведения звуко- или видеозаписей суд должен исследовать и заключение эксперта. Председательствующий до допроса эксперта предупреждает его об ответственности за необоснованный отказ или уклонение от заключения или дачу заведомо ложного заключения.

Эксперт дает заключение в письменной форме. Такая форма заключения предопределяет и способ его исследования. Заключение эксперта оглашается в судебном заседании. В целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы. Заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы.

Несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении по делу. В случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее производство тому же или другому эксперту.

В определении о назначении дополнительной или повторной экспертизы должны быть изложены мотивы несогласия суда с ранее данным заключением эксперта или экспертов[8].

По действующему ГПК в необходимых случаях суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Потребность в этом может возникнуть при осмотре письменных или вещественных доказательств, прослушивании звукозаписей, просмотре видеозаписей, при назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств и др.

Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать устные или письменные консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь.

Специалист дает суду консультацию в устной или в письменной формах, исходя из профессиональных знаний и рода деятельности, без проведения специальных исследований, назначаемых по определению суда. В целях разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы.

После исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа и органа местного самоуправления, участвующим в процессе в соответствии с ч. 3 ст. 45 и ст. 47 ГПК.

Прокурор, вступивший в процесс в соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК, дает заключение по существу дела в целом.

В заключении прокурор должен: кратко изложить общественно-политическую значимость рассматриваемого дела; подробно проанализировать исследованные доказательства и указать, какие из них необходимо считать достоверными, а какие нет; изложить, какие факты были установлены в суде, какие надо считать неустановленными.

В заключении прокурор обязан сослаться на правовые нормы, которые должны применяться при разрешении данного дела, и указать, как, по его мнению, на основании этой нормы следует разрешить дело. Все выводы прокурора должны быть аргументированы.

Когда все имеющиеся доказательства по делу и все существенные обстоятельства дела рассмотрены, председательствующий выясняет у лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями или представить дополнительные доказательства.

В случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их просьбе суд истребует от граждан или организаций письменные и вещественные доказательства (ч. 3 ст. 50, ч. 8 ст. 142 ГПК).

При отсутствии таких заявлений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным, и суд переходит к судебным прениям[9].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате анализа темы рассмотрения дела по существу как стадии гражданского процесса, прежде всего, было установлено, что стадия рассмотрения дела по существу составляет центральную часть су­дебного заседания в гражданском процессе. Ее целью является исследование и анализ фактических обстоятельств дела и имеющихся доказательств, представленных сторонами.

В ходе рассмотрения дела по существу в полной мере раскрываются и реализуются участниками процесса основные принципы гражданского судопроизводства: законность, состязательность сторон, открытость, принцип непосредственности, принцип непрерывности, принцип сочетания устности и письменности.

Рассмотрение дела по существу происходит в строго установленном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации порядке, который включает в себя поэтапность, системность, нормативную определенность прав и обязанностей лиц, участвующих в деле, третьих лиц, органов государственной власти и местного самоуправления, суда и т.д.

К задачам суда при рассмотрении дела относятся определение объема и пределов исследования обстоятельств дела в судебном заседании; выявление судом наличия или отсутствия оснований для прекращения производства по делу в стадии судебного разбирательства, связанных с диспозитивными распорядительными действиями субъектов спорных правоотношений; исследование доказательств по делу. Каждый из этих этапов закономерно сменяет предыдущий при наличии для этого оснований. Так, в случае принятия судом отказа истца от иска или мирового соглашения, заявленного сторонами по делу, суд выносит соответствующее определение, которым прекращается производство по делу, то есть дальнейшее его рассмотрение по существу.

На этапе исследования доказательств судом заслушиваются объяснения лиц, участвующих в деле, допрашиваются свидете­ли, исследуются письменные доказательства или протоколы их осмотра, исследуются заключения эксперта, консультации специалистов.

После исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа и органа местного самоуправления, участвующим в процессе в соответствии с ч. 3 ст. 45 и ст. 47 ГПК.

После этого рассмотрение дела по существу считается законченным, и суд переходит к судебным прениям.

Таким образом, в результате работы над темой было установлено, что стадии рассмотрения дела по существу является главным этапом стадии разбирательства гражданского дела в суде, наиболее объемным и значимым по своим правовым последствиям. Правовое положение субъектов гражданского судопроизводства, действующих в условиях состязательности и равноправия, на данном этапе строго определено.

ЛИТЕРАТУРА

Источник: https://studopedia.ru/21_80463_poryadok-issledovaniya-dokazatelstv-po-delu.html

О порядке исследования доказательств в уголовном процессе в россии

Последовательность исследования доказательств
Если верно, что Уголовный закон- это предельность того негативного, что государство может сделать с человеком и о чем честно ему заявляет, то Уголовный процесс — это прежде всего гарантия того, что в случае ошибочной уголовной репрессии каждый невиновный будет иметь шанс избежать незаслуженной кары.

Уголовный процесс вовсе не обязан содействовать целям защиты прав личности, привлекаемой к ответственности, но он должен гарантировать каждому невиновному возможность, следуя установленной процессуальной форме, доказать свою невиновность.

В России в настоящий момент невиновность приходится именно доказывать и это не связано с обвинительным уклоном Уголовного процесса.

Действующий Уголовно- процессуальный кодекс РФ сохраняет относительную базовую лояльность по отношению к возможности признания лица привлекаемого к ответственности невиновным, вместе с тем являясь новеллой он сохраняет в себе чудовищные двусмысленности, неопределенности и возможности для неоднозначного толкования, не исполняя тем самым свою основную функцию — решение ситуации выбора алгоритма поведения, снятия социального противоречия. И дело даже не в том, что такая вещь как установление истины по делу более не является целью уголовного судопроизводства, или принцип презумпции невиновности не получил своей конкретизированности в специальных статьях Уголовно- процессуального закона,- это больше вопросы идейные и методологические, в какой — то степени дублирующие «социалистическую законность» бывшую ранее, а потому больше зависящие от уровня правосознательности и общей культуры правоприменителя. Но действующая процессуальная форма неоднозначна прежде всего как форма познания уголовного процесса, а это уже прямой путь к произволу, к объективированию субъективных форм понимания закона. Список ляпов действующего УПК РФ можно продолжать бесконечно долго, но сосредоточим наше внимание на важнейшей процедуре — порядке исследования доказательств в суде, установленным ст. 274 УПК РФ. Действительно, по замыслу законодателя предварительное расследование только потому и предварительное, что оно всего лишь предшествует судебному следствию как самостоятельной стадии уголовного процесса. Назначением судебного следствия является всестороннее полное исследование доказательств, представленных стороной обвинения и защиты. При этом законодателем не ограничивается возможность защиты дополнять судебное следствие в рамках самого судебного процесса — заявлять ходатайства об истребовании доказательств, допрашивать пребывающих в суд свидетелей, в то время, как обвинение связано и предметом предъявленного обвинения, и поражено в возможности предъявления новых доказательств виновности лица, добытых вне следственных и иных процессуальных действий в досудебном производстве. Прекрасный алгоритм, не правда ли? Казалось бы, при грамотном построении защиты, ей дается полная свобода действий, активная реализация которой неминуемо приведет к оправданию каждого невиновного. Но вот парадокс, за 8 лет действия нового УПК РФ все суды без исключения совершают две вещи, которые никак не предусмотрены УПК РФ — ставят на обсуждение сторон вопрос о порядке исследования доказательств и допрашивают подсудимых в рамках исследования доказательств, предоставляемых стороной обвинения.Обращаясь ст. 274 УПК РФ находим следующее: очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. Закон снимает с суда обязанность выяснения порядка исследования доказательств и тем более согласование данного порядка со сторонами.

Выяснение судом порядка исследования доказательств является пережитком старого советского УПК РФ, где очередность исследования представленных доказательств могла варьироваться при таковой необходимости. Вместе с тем суды по прежнему с упорством опрашивают стороны о данном предмете. Это является неминуемым следствием того, что права защитника по сбору доказательств носят декоративный характер и на самом деле никакими полномочиями не подтверждены,- редкое обвинительное заключение по делу имеет в графе «доказательства защиты» какие -либо ссылки, а не прочерк.

Но с этим еще можно было бы смириться, если бы не тот факт, что повсеместно в планах государственных обвинителей, протоколах судебных заседаний состоявшихся процессов встречается положение, при котором в процессе исследования судом в рамках судебного следствия доказательств стороны обвинения проводятся допросы подсудимых.

Указанные действия нарушают требования ст. 274 ч. 2 УПК РФ, в соответствии с которой: «Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств предоставленных стороной обвинения, исследуются доказательства представленные стороной защиты».

Уголовно — процессуальным законом обвиняемый (подсудимый в суде соответственно) отнесены к стороне защиты — глава № 7 УПК РФ, ст. 47 УПК РФ.В силу непосредственного указания ст. 74 ч. 2 п.

1 УПК РФ показания обвиняемого (подсудимого в суде соответственно) отнесены к доказательствам.

Императивным предписанием ст. 77 ч. 1 УПК РФ показания обвиняемого определены как — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в суде в соответствии с требованиями ст. 275 УПК РФ.Таким образом, показания подсудимого в суде как доказательства, относятся уголовно- процессуальным законом РФ к доказательствам стороны защиты. Об этом же свидетельствует и порядок допроса, дифференцированный соответственно принципу состязательности и закрепленный ст. 275 ч. 1, ст. 278 ч. 3 УПК РФ.Допрос подсудимых в рамках исследования доказательств, представляемых стороной обвинения нарушает требования к уголовно- процессуальной форме, принципы положенные в основу Уголовного процесса — законности(ст. 7 ч. 2 УПК РФ), состязательности ( ст. 15 ч. 3 УПК РФ), право на защиту (ст. 16 УПК РФ). При этом законодателем специально оговорено, что подсудимый, при желании, имеет возможность давать показания в любой момент судебного следствия, в том числе и в рамках исследования доказательств стороны обвинения — ст. 274 ч. 3 УПК РФ.В чем же причина порочной практики допроса подсудимых в части исследования доказательств стороны обвинения? Только ли в «судейском саботаже», «картельном сговоре» нашего судейства и прокуроров, попустительстве адвокатов? Ведь очевидно, что допрос подсудимого, сразу же после очных показаний свидетеля уличающих его, или перед ними, после оглашения материалов дела и прочее, деморализует подзащитного, лишает его возможности целостного анализа всех доказательств представленных по делу в их совокупности, а, следовательно, нарушает и его право на защиту? Не думаю, что только в этом.

Сравните как сформулирована ст. 275 ч. 1 УПК РФ: «При согласии подсудимого дать показания первымиего допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения».

Не правда ли двусмысленность? Не совсем понятно из текста закона, что имеется в виду — то ли согласие подсудимого первым давать показания в суде, перед другими участниками (свидетели, эксперты, потерпевшие и прочее), то ли, что первым его допрашивает сторона защиты, а согласие дать показания есть желание активно защищать себя, не пользуясь ст. 51 Конституции РФ. Прямо- «казнить нельзя помиловать».

И это закон, на основании которого предполагается вершить судьбы людей.Моя личная практика показывает, что в каждом уголовном процессе суд предполагает себе допрашивать подсудимого в рамках исследования доказательств стороны обвинения.При этом есть все основания полагать, что не устранение данной двусмысленности является намеренным и, как минимум, дискредитирует право ст. 51 Конституции РФ, вплоть до стадии завершения судебного следствия в части исследования доказательств стороны обвинения, при игнорировании положений ст. 47 ч. 2, 173 ч. 4 УПК РФ в их взаимосвязи с правом на защиту, принципом презумпции невиновности. С точки зрения логики и действующего Уголовно- процессуального закона, декларирующего принцип состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности, порядок исследования доказательств в суде должен быть построен таким образом, что сторона защиты участвует в исследовании всех доказательств, а уже затем удостоверившись в том, что налицо «обвинительная совокупность» представляет свои доказательства. А обратное — лишь судейско- прокурорское невежество и процессуальная ошибка.Однако анализ специальных норм показывает, что и здесь наш законодатель схитрил.

Так, например, ст. 220 ч. 1 п.

6 УПК РФ предусматривает, что в обвинительном заключении следователь указывает перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и та же статья в части 4 закрепляет: «К обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения». Таким образом, на бумаге выстроена логическая парадигма, где обвинение и защита в обвинительном заключении ссылаются перед судом каждый на свои доказательства, при этом обвинение руководствуется обязанностью изобличения лица, предусмотренного ст. 21 ч. 2 УПК РФ, невозможностью дальнейшего доследования уголовного дела (про Конституционный суд РФ с его неадекватной позицией, выраженной в Постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П в настоящий момент умолчим), а защита вольна в определении тактики и стратегии защиты и может вообще на данной стадии уголовного судопроизводства не заявлять никаких доказательств.Теперь посмотрим во что это трансформируется на практике.

Представим себе не такую уж редкую ситуацию, при которой свидетели обвинения, допрашиваемые в ходе предварительного расследования, дают показания реабилитирующие обвиняемого, как говорит один известный адвокат, «превращаются в свидетелей защиты». Это могут быть близкие родственники, друзья и прочие. Следователь неизменно включает их в состав свидетелей обвинения и указывает в обвинительном заключении, как лиц подлежащих вызову в суд по инициативе обвинения.

Это важный момент, так как ст. 278 ч. 3 УПК РФ четко указывает, что: «Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами».

Допрос не ограничен во времени, есть многоэпизодные дела, требующие обширных показаний, которые могут занимать при надлежащем исследовании не один судомесяц, вопросы можно построить так, что и черное станет белым.

Но защита так же может включить данных лиц в списки свидетелей защиты для формирования обвинительного заключения и строить тактику и стратегию защиты исключительно на данных свидетелях. Что получается?
В одном и том же обвинительном заключении, следуя тексту ст. 220 ч. 1 п. 6, ст. 220 ч. 4 УПК РФ, одни и те же лица сначала будут указаны как свидетели обвинения, затем как свидетели защиты. Как поступить суду? Надо ли говорить о том, что при таком отношении к должностным обязанностям Государственной думы РФ, Совета Федерации РФ, Президента РФ, а именно они подарили нам действующий УПК РФ, рядовые судьи и в особенности рядовые судьи Верховного суда РФ не берут на себя смелость снимать возникающую неопределенность по порядку исследования доказательств. Вместе с тем, полагаю, что устранение существующей неопределенности в вопросе порядка исследования доказательств и слом порочной практики допроса подсудимых в рамках исследования доказательств стороны обвинения, является заботой гражданского общества России, в частности адвокатского сообщества, возглавляемого адвокатскими палатами регионального и федерального уровней.Не забудем и то, что формирование единого обязательного для всех защитников алгоритма защиты по уголовного делу, внедрение системы Страхования уголовной ответственности населения в РФ невозможно без решения такого фундаментального вопроса, как установление адекватного, не порождающего двусмысленностей, иных толкований порядка исследования доказательств в уголовном судопроизводстве. В противном случае манипуляции обвинителей судом, профанация правосудия с течением времени будут только усиливаться, а уголовная адвокатура продолжит свою стагнацию.

Sapienti sat! Москва, 26.03.2010 в журнале «Адвокаткая палата», Москва, май 2010 г № 5

Источник: https://pravorub.ru/articles/1582.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.